1. Вадим Ладомир

    О ПЛЕННЫХ ПТИЦАХ, И ЧУВСТВЕ ВСЕЕДИНСТВА.
    Вчера я был на одном спектакле, в котором принимала участие моя жена. Это был спектакль выпускного курса А. Маковского, преподавателя Школы актерского мастерства «Легкие люди». Ребята занимались четыре месяца и теперь выдавали «на-гора» свою творческую энергию. Должен сказать, что я очень благодарен всем этим ребятам, и актерам и, конечно же, режиссеру и преподавателю, потому, что я испытал уже почти забытое мною прекрасное ЧУВСТВО КАТАРСИСА. Итак, по порядку. Сначала было просто интересно. Нас, зрителей, просто взяли так, за шкирку, и погрузили в яркий мир эмоций небольшой группы людей. Это видимо та же технология, что и у космической ракеты. Сначала нужен сверхмощный рывок, чтобы сразу переправиться в другое измерение, в некий космос, в иную реальность. А потом уже можно плавать там себе гораздо спокойней. Ты уже в другом мире, никуда не денешься. Ну что же, хорошо, переправились «в космос». Сидим, смотрим. Дальше пошли разные боковые, сюжетные линии. И было непонятно, куда все это может вырулить. И вырулит ли вообще. Столько разных маленьких историй и сюжетов. Было ясно только, что все эти люди как птицы, что попали в жизненные сети. И хотят они чего-то, а не могут. Они очень хотят быть живыми, настоящими. А все что-то мешает. И каждая хрупкая жизненная ниточка ведет к облому. Счастья хотели? Накося-выкуси! У судьбы — обеденный перерыв. Кукиш вам, а не счастье! Не в этой жизни. Вот и маются, бедные, в сетях этой жизни. И рвутся наверх, да не пускает их сеть. Запутались крылья. Крыльям их несвободно.
    И вдруг, в какой-то момент, монолог зазвучал, такой напряженный и проникновенный, на грани вселенской тоски и боли. И мысль такая: Да что же это, Господи! Господи! Да почему же мы не можем летать! Почему не в силах расправить наши увязшие крылья! И тут пошла музыка. И они все так задвигались как будто птицы, мечтающие летать свободно. Как бы показали, какие они на самом деле в своих мечтах! И это они все, и сразу. И вот в этот момент все и произошло. Вот тут-то меня и накрыло с головой. Затрепетало что-то внутри так сильно-сильно-сильно. И в ту же секунду вспыхнула трепещущая душа моя, и раскалилась до кипящей огненной плазмы. И стала она новой, неожиданной, и не такой как прежде. Расплавились стенки души, и обратилось все твердое в парообразную субстанцию. И расширилась душа невероятно. И стала она по новому — текучей, по новому — свободной, по новому — парящей. И воспарила душа совсем к иному измерению, редко встречающемуся на земле. Боже, что я стал чувствовать! Господи, как мне стало их всех жалко! Причем сразу и всех, а с ними и, заодно, всех людей на свете. Вот в этот-то самый момент, как они стали двигаться, наподобие птиц, я вдруг почувствовал, что это мои братья, мои несчастные братья, которым я сострадаю всей душой. Братья, за которых я переживаю и чувствую вселенскую боль. Боль за всех нас, людей, за то, что мы такие непутевые, неумелые, да нескладные. Ибо хотим летать, а не можем. Но в нас есть и что-то хорошее. А хорошее в нас это и есть это самое желание летать. Пусть и несбыточное желание. По крайней мере, здесь, на земле. Но в нашем желании летать мы же – ангелы! Мы — как пленные ангелы! И я вижу во всех этих людях моих братьев, плененных ангелов. И я переживаю нашу вселенскую трагедию. Но важно, что я уже чувствую, что в этой вселенской беде мы – братья. И я хочу, очень хочу, в этот миг, чтобы у вас, родных, все получилось. Давайте же, милые мои, у вас получится. Я очень хочу, чтобы у вас все получилось. У нас у всех получиться. И у меня получится. Ведь нам сейчас, в эту минуту, открылся новый мир. Мы теперь знаем, до этого не знали, а теперь знаем, что мы братья друг другу. Я всех вас люблю, мои бедные. Я очень вас всех люблю, несчастные вы мои, мои братья. И отчего-то слезы из глаз. Ты их вытираешь, а они, смешные, снова текут и текут, и не думают меня слушаться.
    Да, вот это искусство! Вот это мастерство! Спасибо огромное и преподавателю и всем участникам.
    Вадим Ладомир

Написать отзыв

Ваша оценка